Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница

Карл Айкен был живым воплощением дилеммы, вставшей перед Drexel, когда фирма занялась финансированием крупных агрессивных погло­щений. Цель Милкена и его группы точно сформулировал Леон Блэк на семинаре Каваса Гобхаи в 1979 году: финансировать «баронов-раз­бойников», готовых в будущем стать владельцами крупных компаний. Но «бароны-разбойники», как их романтически называл Блэк, или профессионалы поглощений, — люди типа Айкена, Сэма Хеймена или сэра Джеймса Голдсмита — отличались сильным характером, неуступ­чивостью, эгоцентризмом и не желали служить пешками никому, даже Милкену. А система Милкена, как мы видели, в огромной мере бази­ровалась на контроле. Но что оставалось Милкену, если он не хотел играть только с Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница новичками вроде Пельтца? К тому же, имея легионы послушных клиентов, Милкен мог и потерпеть горстку свободолюби­вых натур.

Среди немногих крупных независимых игроков Drexel никто не был так самостоятелен и так одержим этой самостоятельностью, как Айкен. Он желал сохранять контроль в любой ситуации — о ка­ких бы мелочах ни шла речь. Интервью он давал, только оговорив, что его ознакомят с окончательным вариантом, тщательно изучал текст слово за словом, вникал в каждый нюанс, то здесь то там меняя слова и фразы. Своим сотрудникам Айкен разрешил побеседовать с автором этой книги тоже при условии, что их высказывания будут проверены, причем самим Айкеном Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница.

В ранние времена Icahn and Company у Айкена было три парт­нера, которые вместе с ним вели бизнес, и еще два в роли пассивных инвесторов. Со временем Айкен отделался почти от всех, оставив только одного, владевшего в фирме одним процентом. В начале восьми­десятых он еще совершал набеги с равноправными партнерами, но потом стал брать партнеров с ограниченной ответственностью, по-



Часть вторая, глава 8


Айкен-TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 147



скольку они не имели права голоса. Самоуверенный до мозга костей, Айкен много лет обходился без консультаций инвестиционных банков, принимал все решения единолично и позволял себе прислушиваться к советам Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница одного-единственного человека — своего финансового ана­литика Альфреда Кингсли. Ближайшие коллеги называли Кингсли «альтер эго» Айкена. Он состоял при Айкене 20 лет (если не считать небольшого перерыва), но партнером Айкен его так и не сделал.

Карл Айкен был единственным ребенком. Его детство прошло в небольшом доме на две семьи (второй этаж занимал дед Айкена) в районе Бейсуотер, Куинс, где жили представители среднего класса. Мать преподавала в школе, а отец, получивший юридическую сте­пень, но ненавидевший юриспруденцию, преподавал химию, хотя пре­подавание тоже ненавидел. Отец мечтал быть оперным певцом и даже учился вместе с Энрико Карузо. Не имея возможности попасть Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница на оперную сцену, но страстно желая где-то петь, он (будучи человеком нерелигиозным) устроился кантором в синагогу в соседнем районе Сидерхерст, Лонг-Айленд. Но и это его не удовлетворило. В сорок с небольшим лет он «надорвал сердце» (как говорили в семье), прекра­тил работать и сидел дома до самой смерти в 1978 году. По воспомина­ниям одного знакомого, «он читал Шопенгауэра и слушал пластинки дни напролет».



У матери Айкена были две сестры, тоже учительницы, и брат, всего на 16 лет старше Карла. Дядя Айкена был в семье образцом успешного человека. В тридцатые годы, во время Великой депрессии, Мелвин Э. Шналль (так звали дядю Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница Карла) учился в Йельском универ­ситете и остро переживал свою принадлежность к еврейской квоте. Он женился на богатой невесте, вошел в бизнес тестя, разбогател и поселился в Скарсдейле в роскошном доме с бассейном и четырьмя слугами (где Карл, по словам Шналля, впервые «испил чашу удоволь­ствия»). Но всю жизнь Шналль страстно желал — и это желание руководило им при выборе мест жительства, загородных домов, част­ных клубов и школ для детей — избавиться (по крайней мере, фор­мально) от печати еврейского происхождения. В результате мно­голетних усилий он вступил в церковь унитариев и поменял имя Мелвин Э.Шналль на М Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница.Эллиот Шналль.

Карл Айкен, закончив колледж Far Rockaway, поступил в Прин-стонский университет, где приобрел известность как сильный шах­матный игрок. Он изучал философию и написал дипломную работу «Проблема формулировки адекватного изложения эмпирических кри­териев значения», которая была отмечена премией. По настоянию



матери Карл поступил на медицинский факультет Нью-Йоркского университета, но ничего, кроме неудовольствия, не испытывал, и это, как сказано о нем в альманахе о выпускниках Принстона, усугубило свойственную ему «легкую ипохондрию». Через два года он бросил учебу и отслужил в армии, где, по собственным словам, выиграл несколько тысяч долларов в покер.

В 1961 году Шналль устроил племянника Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница брокером-стажером в Dreyfus and Company. Айкен вложил свои покерные деньги, сделал 30 тысяч долларов, играя на повышение курсов, а в 1962 году, когда рынок рухнул, потерял все. «Я так расстроился, что с тех пор рабо­тал просто как сумасшедший», — рассказывал Айкен в интервью «Busi­ness Week».

Айкен решил найти себе особую нишу — опционы. Продажа опцио­нов «пут» и «колл», то есть права, соответственно, продать или купить акции по определенной цене в определенное время в будущем, откры­вала тогда, по его словам, «широкое поле возможностей». Айкен стал торговать опционами в Tessel Paturick and Company; вместе с ним работали Джозеф Фрейлих и Дэниел Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница Каминер. В 1964 году все трое перешли в Gruntal и организовали там отдел опционов. Информацию о торговле опционами в то время не публиковали; Айкен первым на­чал выпускать информационный бюллетень под названием «The Mid-Week Option Report» и создал прочную клиентскую базу для продав­цов опционов. В 1968 году, по его словам, отдел опционов заработал почти 1,5 миллиона долларов комиссионных и стал одним из самых прибыльных в Gruntal.

Ясно, что настойчивый, целеустремленный Айкен обрел на Уолл-стрит свои дом. Ниши, которые он раз за разом создаьал для себя, отвечали аналитическому складу его ума. Он играл как на рабо­те, так и на отдыхе Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница, причем (по свидетельству одного знакомого) играл на деньги не только в карты, но и в «Монополию». «Как-то я зашел к Карлу, — рассказывал этот знакомый, — и вижу: рядом с ним куча долларов, и он покупает проход на пляж за пять сотен».

Айкен решил открыть собственную брокерскую фирму, и попро­сил Шналля одолжить ему 400 тысяч долларов, чтобы купить место на Нью-Йоркской фондовой бирже. За несколько прошедших лет дядя и племянник заметно сблизились. Шналль развелся, жил в Сат-тон-Плейс на Манхэттене, руководил компанией по производству ско­росшивателей, которую купил. В конце почти каждого рабочего дня родственники встречались в Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница ресторане «21». Айкен торговал опцио­нами за счет Шналля и обеспечивал ему доходность 30-40%. К тому


Часть вторая, глава 8

же в 1967 году Шналль продал примерно за три миллиона долларов компанию, которую двумя годами раньше приобрел за 400 тысяч, и у него была свободная наличность.

Шналль получил 20% акций Icahn and Company, а на оставшиеся от трех миллионов деньги купил свободные от налогов облигации фирмы Айкена с восьмипроцентным купоном и передал их Icahn and Company, чтобы укрепить ее основной капитал. Айкен, в свою оче­редь, платил Шналлю 100 тысяч в год. Офис фирмы находился по адресу Бродвей, 42; кроме Айкена партнерами в ней состояли Ка-минер, Фрейлих Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница и Джерри Голдсмит, который раньше тоже работал в Gruntal.

Из Gruntal в новую фирму перешел также компаньоном Альфред Кингсли. Он был на семь лет младше Айкена. В шестнадцать лет Кингсли начал учиться в Уортоне, в двадцать три закончил юридиче­ский факультет Нью-Йоркского университета и получил степень магист­ра по налоговому законодательству. В 1965 году, еще не завершив учебу, он пришел на полную ставку в Gruntal в отдел Айкена.

В Icahn and Company Айкен и Кингсли стали комбинировать ар­битражные операции с опционами. Они занимались не рисковым арбитражем (когда после объявления об открытии сделки покупают бумаги намеченной к приобретению компании в Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница расчете на успешное завершение сделки), а классическим. Айкен покупал по 100 конвер­тируемые облигации, каждую из которых можно было обменять на десять акций по 10, и одновременно продавал в срочной сделке десять акций по Ю Vs. фиксируя таким образом прибыль в одну восьмую пункта на каждой акции. Затем он вводил в комбинацию опционы и применял сложные хеджинговые формулы, которые защищали его от убытка, а при удачном стечении обстоятельств позволяли сорвать крупный куш.

«Было много отличных возможностей сделать деньги, — расска­зывал Айкен, вспоминая особенно удачную операцию по Polaroid, когда сочетание покупки акций, „путов" и „коллов" принесло ему 1,5 миллиона, причем, как Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница он утверждал, „без всякого риска": — Арбитражеры не разбирались в опционах, а опционные брокеры заве­домо ничего не понимали в арбитраже. Арбитражеры в то время вели себя довольно вяло, лишь немногие действовали так, как Гас Леви из Goldman, Sachs. Поэтому, когда я соединил арбитраж с опционами, это действительно оказалось находкой. Я всегда искал пространство, кото­рое еще не привлекло большого внимания. Нужно заниматься тем, чего другие пока не оценили, — вот что имеет решающее значение».


Айкен-TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 149

В 1973 году открылась Чикагская опционная биржа, и это поле деятельности стало, на вкус Айкена, чрезмерно людным. Тем време­нем Кингсли занимался хеджированием Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница капитализации различных компаний. Свою работу он описывал так: «Идет постоянное пере­формирование позиции. Напоминает стиральную машину: барабан все крутится и крутится. Я изучаю весь набор [ценных бумаг] ITT и при­кидываю: можно купить вот эти привилегированные, предложить их в срочной сделке, и я застрахую себя от возможных потерь. А на следующий день я покупаю другие бумаги, а эти продаю. И так круг за кругом. У меня ум зашел за разум, я действительно начал уставать».

Кингсли утверждал, что именно утомление побудило его в 1973 году покинуть Icahn and Company и перейти в маленькую фирму L.F.Salo­mon, где он специализировался Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница на новых операциях. Однако один давний коллега Кингсли счел это объяснение малоправдоподобным: по его мнению, Кингсли ушел, поскольку Айкен «платил ему копей­ки». Скупость Айкена действительно была притчей во языцех. Расста­вание с каждым долларом, казалось, причиняло ему физическую боль. Даже в последующие годы, заработав уже больше 100 миллионов, он ворчал, когда его инвестиционная команда, сидевшая до двух ночи, заказывала стейки из ресторана «Smith and Wollensky». Юридические фирмы, обслуживавшие Айкена, нередко месяцами ждали оплаты.

По мнению другого коллеги, Кингсли был раздосадован тем, что не стал партнером в Icahn and Company. Но в то время Айкен из­бавлялся от партнеров и Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница не думал заводить новых. Все уже хорошо знали, как часто он выходит из себя и как обращается с сотрудниками, младшими партнерами и привлеченными юристами. Никто не состав­лял исключения. Сначала ушел Каминер, потом Голдсмит (он утверж­дал, правда, что Айкен обещал увеличить его долю, если он оста­нется), а доля Фрейлиха была урезана до 1 %. Даже Шналль лишился своей доли.

Шналля не приняли в элитарный пляжный клуб в Саутгемптоне, Лонг-Айленд, и он решил уехать из Нью-Йорка, сменить все свое окружение (которое проводило лето в Саутгемптоне) и перебраться в Нью-Ханаан, Коннектикут. Айкен сказал Шналлю, что сейчас ему самое Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница время забрать свои деньги, поскольку на Уолл-стрит затишье, а Шналль находится в нервном состоянии; однако облигации Айкен попросил оставить. Шналль согласился, и продолжает получать «посо­бие» (как выражается Айкен) в размере 100 тысяч, но по сей день сожалеет, что отказался от своих 20%.


Часть вторая, глава 8

Между тем Кингсли нашел мир за пределами Icahn and Company весьма негостеприимным. F.L.Salomon прекратила бизнес; Кингсли устро­ился в другую фирму, которая вскоре слилась еще с одной. «Каждые три недели, — рассказывал он, — табличка у нас на двери менялась».

Если бы интеллект был решающим фактором, Кингсли, несомнен­но, процветал бы на Уолл Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница-стрит. Джеффри Стейнер, который помогал Нельсону Пельтцу, а в восьмидесятых годах стал одним из основных инвесторов Айкена, охарактеризовал Кингсли так: «Самый умный аналитик, какого я встречал за тридцать лет в бизнесе». Но Кинг­сли — круглый коротышка, похожий на Бадди Хаккета, ортодоксаль­ный еврей, пораньше уходивший с работы в пятницу, чтобы добраться домой до захода солнца перед Субботой, — никак не вписывался (да и не стремился) в чопорные ряды элитарных инвестиционных банки­ров. А жизнь в третьеразрядных фирмах, боровшихся за существова­ние на Уолл-стрит, в 1974 году оказалась малопривлекательной. По­этому в 1975 году, меньше чем через два года, Кингсли вернулся в Icahn Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница and Company.

Но и во время скитаний Кингсли поддерживал контакты с Айке-ном. В одном из разговоров Кингсли сказал, что видит большие воз­можности для инвестиций в «ситуациях недооценки». В частности, он рекомендовал взаимный фонд закрытого типа, называвшийся Hihgland. Кингсли приобрел некоторое количество его акций для своих покупа­телей, кое-что купил Айкен, и когда Кингсли возвратился, они собра­ли пакет примерно в 30%. В 1976 году его выкупили управляющие, решившие приватизировать компанию. «Игра заняла два года, нам понадобилось много времени, чтобы накопить столько, — рассказы­вал Кингсли. — Но мы покупали по два, а продали по шесть».

Это было только Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница начало. Затем они приобрели по 4,9% акций (акционер, имеющий 5%, обязан известить Комиссию по ценным бу­магам и биржам по форме 13D) еще нескольких фондов закрытого типа по цене ниже реальной, а когда акции поднялись, получили при­быль. Все акции принадлежали взаимным фондам, поэтому не состав­ляло особого труда определить, насколько они недооценены: нужно было только подсчитать стоимость портфеля данного фонда и сопо­ставить ее с ценой акций. «Это детские задачки, — объяснял Кингсли, имея в виду, что если нацелиться на компанию, то подсчитать ее стоимость гораздо труднее. — И когда мы их решили, Карл сказал: „А ведь очень неплохо получается. Давай попробуем еще"».

В Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница 1978 году Айкен решил установить контроль над инвестиционным трастом недвижимости Baird and Warner и начал борьбу за голоса его


Айкен-TWA: от шантажиста до управляющего-владельца J51

акционеров. Вслед за Милкеном, который в середине семидесятых активно инвестировал в бумаги REIT, Айкен понял скрытую ценность переживавшей депрессию отрасли REIT. A Baird and Warner отнюдь не был погибающим трастом; его акции упали просто в силу недове­рия к REIT как таковым.

Хотя активы Baird and Warner в то время в основном не обладали ликвидностью, они стоили около 30 миллионов долларов — лаковый кусочек для Айкена. Он переименовал новоприобретенный траст в Bayswater (по названию района Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница, где жил в детстве), а через некото­рое время вывел его из категории REIT, чтобы инвестировать в новые типы операций, связанных с недвижимостью, и в бумаги открытых акционерных компаний. Тем самым Bayswater превратился в орудие для нападений.

Аккумулирование голосов — борьба за голоса акционеров на еже­
годном собрании открытой компании — отныне стало любимым сред­-
ством Айкена. В пятидесятых годах его использовали аутсайдеры,

например, Роберт Янг, желавший получить контроль над New York Central Railroad, — чтобы убедить акционеров сместить руководство и самим занять его место. Но в те времена преимущество было на стороне действующего руководства: если оно исправно выплачивало дивиденды и ни Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница в чем не провинилось, акционеры крайне редко голо­совали за налетчика.

В 1979 году соотношение сил изменилось. По данным журнала «Forbes», проведенная в этом году проверка 25 голосований показала что управляющие выиграли в 12 случаях, а их противники — в 13 Айкен и другие открыли кампанию голосований новой волны; они ставили себе целью не столько сместить управляющих (хотя в Baird and Warner Айкен именно так и поступил), сколько привлечь внима-ние третьей стороны к недооцененной компании. Для привлечения голосов обычно ставился вопрос о прибыли акционеров. Айкен указы­вал, что цена акций составляет незначительную часть их балансовой стоимости и есть реальная возможность поднять доходность.

В 1979 году Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница Айкен, выиграв голосование, получил места в совете Директоров, а затем организовал продажу компании Таррап (произво- дителя кухонных плит) — ее акции шли по восемь долларов при ба­лансовой стоимости свыше 20 — шведскому производителю бытовой электротехники АВ Electrolux по такой цене, которая принесла Айкену прибыль в сумме почти три миллиона долларов. «Сделка по Таррап сработала как магическая формула Карла, — заметил готовивший ее юрист Моррис Оренс из Olshan Grundman and Frome. — Она ясно


Часть вторая, глава 8

показала, что, если вы правы и активы компании действительно недо­оценены, а компания хочет выставить себя на продажу, покупатели обязательно найдутся».

Айкен испытывал прилив энтузиазма. По поводу Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница борьбы за голоса ради последующей продажи компании он заявил журналу «Forbes»: «Я считаю, что соотношение риск/выигрыш здесь просто захватыва­ющее. Гораздо лучше, чем в арбитраже. Это — волна будущего».

Айкен занялся производителем копировальных устройств Saxon Industries; он пригрозил голосованием, продал компании свои 9,5% акций с премией сверх рыночной цены и положил в карман два мил­лиона долларов. Это был его первый открытый акт «зеленого шанта­жа» — нажима с целью заставить компанию выкупить свои акции по цене более высокой, чем действительная для прочих акционеров. Прав­да, самого термина «зеленый шантаж» тогда еще не существовало. Такие операции — ими занимались и другие, например Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница Виктор Поз­нер и Сол Стейнберг, — назывались «выкуп с премией» или «про­щальная премия».

Теперь, когда Айкен с головой погрузился в новые игры, настало время избавиться от последнего значительного партнера, Фреда Салли-вана. Отныне и далее Айкен будет привлекать инвесторов к сделкам, но ни с кем не станет делиться капиталом (если не считать Фрейлиха с его процентом). Фред Салливан, главный управляющий Walter Kidde, мелкой фирмы по производству огнетушителей, которую он превра- тил в значительный конгломерат, познакомился с Айкеном, когда тот еще был стажером в Dreyfus. Айкен стал оказывать Салливану бро­керские услуги. В начале семидесятых Kidde инвестировала в Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница Icahn ana Company и получила в ней около 19%. «Через год после сделки по Таррап мы уступили свою долю с прибылью для акционеров Kidde, — рассказывал Салливан. — Карл пожелал ее выкупить».

На вопрос, был ли какой-нибудь выбор, Салливан ответил: «Карл мог запросто перевести все [прибыли] на другую фирму, если бы мы отказались. Карл очень хитер. И мы решили не провоцировать его».

По поводу методики ранних набегов Айкена Салливан заметил: «Карлу не хватало денег, чтобы доводить дело до конца. Он действи­тельно считал, что цена акций занижена, и действительно думал, что настоящую цену можно получить. На этом основании он и покупал. Только потом Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница, когда такой шантаж начали резко осуждать, он стал оправ­дывать его ссылками на плохое управление в этих компаниях».

А когда Айкен набрасывался на противников — главных управля­ющих компаний-жертв, — он, несомненно, оказывался для них страш-


Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 153

ным сном, происходящим наяву. Следующей целью после Saxon Айкен наметил Hammermill Paper Company. «Вот сидит этот бедный парень из Hammermill [Альберт Дюваль, главный управляющий], настоящий умница, — рисовал картину Салливан, — сидит и думает, что все в мире идет своим чередом, что его гольф-клуб на месте, однокаш­ники тоже, что можно жить спокойно, — и тут, на Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница тебе, возникает Карл, охочий до драки. Просто ужас. Карл был бичом в те дни. Карл — капиталист по призванию. Он призван накапливать капитал. Он ре­шил, что желает делать деньги. Многие из нас тоже так решили, но мало кто сравнится в одержимости с Карлом».

Через семь лет с тех пор, как Айкен явился к Дювалю с 9% акций компании, Дюваль вспоминал этот разговор с такой горечью, словно Айкен приходил вчера: «В первые же минуты у меня возникло убеж­дение, что мы — совершенно разные люди».

На вопрос, почему все выяснилось так быстро, Дюваль сказал: «Он заявил, что желает расстаться с компанией: „Я в Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница этом деле толь­ко ради денег. О производстве бумаги я ничего не знаю и знать не хочу. Меня интересуют деньги, и они нужны мне быстро"». Правда, добавил Дюваль, Айкен открыто не требовал выкупить его пакет. В противном случае у него возникли бы крупные сложности с голо­сами акционеров, поскольку компания могла бы дискредитировать все заявления Айкена о намерении увеличить стоимость компании и даже обвинить его в попытке шантажа. («Тогда все уже знали, кто такой Карл Айкен, — заметил один юрист по ценным бумагам. — Если ты шантажист, нет нужды шантажировать в открытую».)

Он заявил, что хочет войти в совет, — продолжая Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница Дюваль — Он намеревался вынудить [компанию] к слиянию. Он все время повто­рял, что производство бумаги его не интересует. А всех, кто работал в компании, интересовало именно оно. Насколько мы могли судить, У компании было будущее, равно как прошлое и настоящее, но Карл желал раздробить ее, и как можно скорее. Я уверен, что если бы я сказал: „Вот ваши деньги, и сверх рыночной цены", он бы взял их немедленно», — добавил Дюваль.

Но вместо этого Дюваль — с помощью юриста по слияниям Джо Флома из Skadden, Arps — предпринял меры против поглощения, провел собственную кампанию за голоса акционеров и подал иск на Айкена, обвинив его Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница в сокрытии информации и обмане. Айкен подал встречный иск, в котором утверждал, что руководство компании ма­нипулирует голосами акционеров.


Часть вторая, глава 8

«Дюваль не сомневался, что Айкен блефует, — рассказывал один из юристов Дюваля. — Он заявил Айкену: „В совет я вас не пущу, выкупать ваши акции не буду и продавать компанию не собираюсь". Тогда мы уже знали, сколько у Айкена денег — миллионов десять-двадцать, не больше. Поэтому можно было не бояться, что он подаст тендерное предложение на приобретение компании, — денег ему не хватит. 10-11% акций — вот его предел».

Юрист Айкена подтвердил, что в каждой из ранних сделок Айке­на Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница сдерживал дефицит средств: «Он действительно вел себя как азарт­ный игрок. В эти сделки он вкладывал все свои деньги. И масштабы постоянно росли, поскольку прибыль от предыдущей операции он тут же вкладывал в следующую. А уровень заемных средств был огромен, так что и потери могли стать ужасающими».

Айкен безнадежно проиграл голосование в Hammermill. Хуже того: он, как выяснилось, использовал для голосования 70 тысяч акций, которые занял, а после голосования вернул. Айкен в свое оправдание утверждал, что все еще приобретал акции непосредственно перед го­лосованием, боялся не успеть вовремя зарегистрировать их на себя, а потому и занял некоторое количество, чтобы Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница в полной мере реали­зовать принадлежащие ему голоса.

Вскоре после того как вскрылся факт голосования с помощью взятых взаймы акций, Дюваль встретился с Айкеном; встреча прохо­дила в гостиничном номере в Эри, Пенсильвания, где размещалась Hammermill. Айкен проиграл голосование, компания не собиралась выкупать его акции по повышенной цене, но все-таки у него было почти 10% акций, а ситуация зашла в тупик. «Я говорил с ним пре­дельно резко, — вспоминал Дюваль. — Я заявил, что он — самый отъявленный лжец и мошенник, какого я знаю, и что в „The Wall Street Journal" и в „The New York Times" мы собираемся дать на полную страницу заявление Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница „Айкен мошенничает". Потом я отпра­вился к лифту, а он пошел за мной и попросил: „Пожалуйста, верни­тесь. Давайте поговорим"». Дюваль убежден, что именно эта встреча (и эта угроза) позволила найти выход из тупика, поскольку довольно скоро, в июле 1980 года, они выработали взаимоприемлемые условия: в течение следующего года Айкен обязывался не устраивать конфликт­ных голосований в Hammermill и предоставлял компании право пер­вой выкупить принадлежавшие его группе акции, a Hammermill вы­плачивала Айкену в счет издержек 750 тысяч долларов.

Весь следующий год Айкен не предпринимал набегов. По словам одного человека, хорошо знавшего ситуацию, он «закрылся», поскольку


Айкен-TWA: от шантажиста до Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница управляющего-владельца 155

основная часть его капитала была связана. В акции Hammermill Айкен и его инвесторы вложили 10,6 миллиона долларов. Затем, по прошест­вии оговоренного года, Hammermill выкупила долю Айкена с премией. За год цена акций значительно поднялась, и Айкен получил почти девять миллионов прибыли на первоначальные инвестиции.

Другой человек после неудачной схватки за голоса, вероятно, согла­сился бы продать свою долю и без премии — только бы освободить деньги. Но, как заметил один юрист, защищавший интересы против­ников Айкена во время нападений, «Айкен образца 1980 года — это блеф и наглость. Он играл под девизом „меня не переблефуешь". Уступку акций по рыночной цене Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница после проигрыша на голосовании он, я уверен, считал слабым ходом, сигналом для следующих десяти управляющих: побейте его на голосовании, и он отстанет. В те дни он никогда не притворялся, что действует на благо акционеров. Тот Карл Айкен всегда думал только об одном: как ему выгоднее сыграть и какой выигрыш он сможет унести».

Затевая игру, добавил юрист, Айкен ни к кому персонально не пи­тал враждебных чувств. Он нападал на управляющих столько раз, сколько нужно было для победы на голосовании, и понимал, что про­тивники тоже направят на него оружие, — но, похоже, удивлялся, видя, какой личный характер носит их Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница неприязнь к нему. «Если бы это зависело от Карла, он предпочел бы придать всему вид джентль­менского поединка: каждый показывает свое искусство, но, когда дело закончится, почему бы не выпить пива вместе?»

Однако противники Айкена не хотели воспринимать такие игры как спортивное состязание. «Люди не любят, когда им бросают вы­зов, — резюмировал юрист. — Особенно короли, когда им бросают перчатку в собственных замках».

В начале 1982 года Айкен напал на крупную розничную сеть Mar­shall Field и снискал себе репутацию опасного хищника. Как и преж­де, он вошел в игру, имея чуть больше 10% акций компании. Но уже через день Айкен и Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница его группа объявили о доле в 14,3%, а через неделю — 19,4%.

А произошло вот что: в фургон Айкена вскочили дополнительные инвесторы, в том числе английский финансист Алан Клоур и Марвин Уорнер, тогда председатель расположенного в Цинциннати Home State Savings Bank. Когда группа аккумулировала почти 20% акций, Айкен Договорился с Джеффри Стейнером о кредите на 20 миллионов дол­ларов через небольшой парижский банк Banque Commerciale Private,


Часть вторая, глава 8

подконтрольный Стейнеру. По правилам гарантирования кредитов (которые позволяют занимать до 50% от цены покупки акций) Айкен имел возможность приобрести акции на 40 миллионов.

Marshall Field ответила иском (как и Hammermill), представила традиционный перечень нарушений федеральных Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница законов о ценных бумагах, но добавила кое-что новое: обвинение по Закону о вымога­тельских и коррумпированных организациях (Racketeer Influenced and Corrupt Organizations Act, RICO), — а под его действие подпадала организованная преступность. Айкена обвиняли в инвестировании дохода, полученного «путем вымогательства», с целью установить контроль над Marshall Field, которая вела торговые операции на феде­ральном и международном уровнях.

Истец утверждал, что вымогательство (включая нарушения зако­нов о ценных бумагах) подтверждается историей конфликтов Айкена с законом за прошедшие десять лет. Последние были обильно доку­ментированы: мировое соглашение из Управления по ценным бума­гам штата Нью-Джерси, нота порицания с Нью-Йоркской Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница фондовой биржи, мировое соглашение с Нью-Йоркской фондовой биржей, по­становление о приостановке дела из Управления генерального проку­рора штата Нью-Йорк и четыре постановления Чикагской опционной биржи, налагающие штрафы на Icahn and Company. Самой свежей бумагой было мировое соглашение Айкена с Комиссией по ценным бумагам и биржам, датированное 1981 годом и перечислявшее нару­шения законов о ценных бумагах в Bayswater, Saxon и Hammermill (голосование занятыми акциями).


documentaiizlnl.html
documentaiizsxt.html
documentaijaaib.html
documentaijahsj.html
documentaijapcr.html
Документ Айкен—TWA: от шантажиста до управляющего-владельца 1 страница