Четверг, 13 февраля

Сегодня на группу пришла Глория Марш. Появляется у нас нечасто.

Очень привлекательная молодая вдова.

Это, конечно же, вовсе не означает, что она мне нравится в таком смысле, хотя, по-моему, она ко мне несколько неравнодушна. Стоило ей показаться в дверях, как Джеральд наклонился к моему уху и прошептал:

— Давай, пап, втягивай скорее живот: Глория пришла!

Что за глупости!

Во время обсуждения Дорина Кук (уже не помню почему) спросила у старой миссис Тинн, знает ли она что-нибудь про ревматические заболевания и их лечение. Та возмущённо фыркнула и сказала, что её первое и последнее романтическое увлечение случилось лет пятьдесят назад, а Четверг, 13 февраля то и больше. Все засмеялись, но Глория заговорщически мне подмигнула! Попытался сделать вид, что шокирован и совершенно не одобряю подобного поведения, — но так, чтобы при этом оставаться в её глазах вполне милым и располагающим к себе человеком. По-моему, получилось не очень. Позднее почувствовал себя ужасно неловко, когда Глорию попросили описать сущность христианского прощения, и она сказала, что прощать — это значит поворачиваться к человеку другой щекой, когда он только что отшлёпал тебя по попке. И хотя на меня она вовсе не смотрела, я почему-то почувствовал, что жутко краснею. Надеюсь, никто не заметил.

После группы Глория прямиком направилась ко мне и Четверг, 13 февраля тут же начала задушевно поверять мне свои беды и несчастья, особенно насчёт огромного счёта за телефон, который она никак, ну просто никак не может оплатить. Внезапно сообразил, что могу ей помочь. Быстренько сбегал наверх, выписал чек и протянул его Глории, когда она уходила. Проводив её, отправился на кухню и рассказал обо всём Энн.

— Видела бы ты её лицо! — сказал я. — Удивление — это не то слово.

— Ничуть не сомневаюсь, что не то, — ответила Энн и, как мне показалось, довольно язвительно.

Позднее Глория позвонила (попросив оператора записать разговор на наш счёт), чтобы снова поблагодарить меня за деньги. Назвала меня сладким Четверг, 13 февраля зайчиком.

— Интересно, почему ты никогда не называешь меня сладким зайчиком? — в шутку спросил я у Энн.

— Потому что, милый, ты совсем на него не похож, — ответила она.


documentaiizlnl.html
documentaiizsxt.html
documentaijaaib.html
documentaijahsj.html
documentaijapcr.html
Документ Четверг, 13 февраля